Новости Карта Приморья О проекте
 

Наши друзья и соавторы / Генрих Костин / Плотина

Плотина

Это было время Гагарова. Удивительное время. Дима Гагаров прохиндеев не любил и с их присутствием не мирился.

В СУ-406  как в любой конторе совкового времени всё вершил партком. Что такое партком? Ну, это сразу к Петрову, к Ильфу и к Булгакову. В СУ партком был под пяткой у Попова и в стройдела не лез. Поэтому дела делались хорошо, даже имея внутри как язву в желудке идиотов прорабов. Многие умели строить наоборот и строили, и сдавали, и сами с пьяну, как Юлков, удивлялись почему сдали и работает. Ведь не должно! Нами, водолазами гидростройки начинались и нами же заканчивались. Так было и с причалом СУ. Грандиозное сооружение с порталом для крупных массивов, сейчас их уже не делают. А Попову не хватало места для хранения изделий, выдержки и установки. Каждый массив берегли. Но это тогда. Великие стройки коммунизма ещё велись, но уже забывались и стройки и люди на них. Зачем они строились, тоже забывалось. Начиналась эра меченых, то ли отмеченных или партийно отмороженных.

За огромной территорией СУ, сейчас там как гнид на биче всякие фирмочки с отдельными заборчиками и подъездами во владения. Когда заканчивалось строительство территории СУ, производственных объектов и терминала забыли господа прорабы о канализации. Любимое занятие прораба Толстошеина, Юлкова и ещё двух-трёх вроде Миши Повелева чё нибудь забыть. Стала насыпь железной дороги плотиной всех закусок, кала и вод помывочных Первомайского района града нашего Владивосток. Вот это работа! Редкая по виду и юмору, числу зевак на чёрных «Волгах» тогда уже с синими мигалками. Товарищи в галстуках и со свитой, с беганьем посыльных вдоль плотины в сотни тысяч кубов параши по косогору вдоль железной дороги. До сих пор военные склады не избавились от фекального простора и нашествия. В берег уже забили сваи, уже сделали первые отсыпки, уже начались первые морозы, а канализационные трубы забыли продлить в море. Замёрзли колодцы и коллектора. Насыпь железной дороги с функциями плотины справлялась с трудом. Через высокую насыпь первые ручейки тёплых испражнений рвались широким фронтом на территорию вдоль бухты. Зрелище было потрясающим – огромные ледовые катки с курганами фекалий и обрезков огурцов. Резвились толпы ворон. Железная дорога затормозила свои движения. Можно было прямо по фекалиям уехать прямо в бухту. Крик прорабий испуганный с визгом.

- Водолазов, водолазов сюда, в говно. Спасайте. Щас к нам через дорогу перельётся, всё замёрзнет.

- Уже замёрзло.

- Премия, премия вам, родимые. Не поскупимся.

А если Попов пожалует? Был Попов городе Москве у родителей.

- Ой, головы наши и билеты! Ведь бросит в коллектор, не испугается чинов и зятьёв высокопарящих. Ребята, на вас вся надежда. Дима, Генрих, Коля, выручайте.

Коля смотрит на Диму, Дима смотрит на меня – я главный мозг с идеями, а они, мать иху, хитрые исполнители. Замёрзло то не у моря, тут тепло, а по трубе где-то дальше на материке. Расплывается озеро фекалий. Переполох среди прорабов и уже рабочих растёт. Городские говновозы приехали.

- Откачать откачаем чуток, а трубы не могём.

- Качайте, родимые, магарыч за нами.

Качают, но там много. Кроме платины и коллекторов, долго качать. Обгоняют жители откачку. Тоска в грудях, растёт запруда. Одели меня, заползя в коллектор, а там ледяная пробка или через земной шар, или через Владивосток. На катер по телефону.

- Дима спроси у прорабов, пар найдут.

- Они сейчас всё найдут.

Дима мальчик с юмором. Юмористов на берегу, не протолкнуться. И все комментируют последствия прорыва ассуанской плотины вдоль берега бухты. Кого снесёт, кого занесёт, а кто утонет и не отмоется. Бетонщики рады. Завод на сваях, а самосвалы тракторами растянут. Вылез, жду. Сняли шлём. Рассказал, показал. Улетели, прилетели, шланги где-то подключили. Умеют! Когда к пупе подступило, да ещё в таком объёме и не к чужой, а к своей. Эх, дорогая штука пупа и предмет спереди. Ведь за него не фигурально, а на самом деле Попов прикажет подвесить. Вот верили начальнику – держал начальник слово и по премиям и по наказаниям. Сейчас таких нет, не вижу от верхушки правительства до низов славных края и города масштабно разгильдяйских.

Шлём гремит на манишке и свистят гайки, Коля орудует быстро и ловко, понимает, что под воду сейчас лучше не соваться, воды там сейчас не будет, а что будет никто не знает. Я сполз на дно, мне подали шланг со щупом и сверлом из куска бура колонкового бурения. Пошёл бур в недра и пар пошёл. Отпустил клапан и Димке по телефону.

- Дима, пусть следят за колодцами. Как пар пробьёт, сигналь. Я должен успеть отойти от трубы. Следите за шлангами. Понял?

- Да, понял.

Это Дима сверху и я слышу его крик.

- Эй, следите за колодцами.

И по моему телефону мне.

- Сказали что смотрят.

Ветер с норда. Черные «Волги» не укатывают с городской и районной партшушерой. Тоже пупы и партбилеты, тоже всё сострогнуть могут за прошлое, настоящее и будущее, особенно будущее, особенно тех, у кого кресла высоко и роскошно закреплены. И сейчас все они здесь вокруг, но не на «Волгах», а «Лэнды» и бодигарды, сейчас начальник пустым не ходит, только колёса и охрана. От кого и зачем это другой вопрос. Бандит – положенец, начальник лихоимец, взяточник, коллегиальный келейный вор сидят на шее задавленных работяг. Тогда прозевали дать сигнал. Увлеклись. А я откуда знаю и Дима, и на катере. У молодых тоже рот окрыт, глядят не в ту степь. Повезло мне. Почувствовал сотрясение недр земных от давления стихии испражнений человеческих. Бухнул сель из говна в море порцией годовой в один присест. Отшагнул я в сторону от потока как от гусениц танка, а окопа нет …

- Остановилось, наполняется, застряло что-то, посмотри там в трубу.

Моря вокруг уже нет. Убито стихло в трубе. Опять щуп, опять пар, опять крик.

- Уходит, уходит.

Опять я забыт, не увернулся в этот раз. Понесло в горячем потоке, но зацепился за что-то щуп. Уцелели шланги и я живой. Травим воздух от потока в сторону. Пробьёмся по сантиметру вдоль стенки массивов. Крик в телефон.

- Всё ушло, чист коллектор. Насыпь на месте. Поезда пошли. Премия будет вам.

- Кому нам?

- А ты внизу. Тебе зачем?

Прорабий юмор. Уехали «Волги» в чёрной полировке. Укатили цистерны фекальные. Дорога составами загремела.

- Выходи, шланги подбирай.

Побрёл к катеру, шланги перед собой, инструмент подняли. Трап. Бухнулся на ящик. Не бегут шлём снимать. Смотрю в боковой иллюминатор. Далеко стоят, морды морщат. Перекошены, носами дёргают, лишних сдуло. Диму по телефону виновато так.

- Сейчас пожарный насос запустим, тебя помоем и рубаху выбросим. Посиди чуток.

Вернулся на трап. Встал. Ударила вода по причиндалам водолазным. Сто двадцать кило как - никак, да ещё струя воды шесть кило лупит. Текут ручьи за борт. Улыбается толпа на берегу, пальцы тянут, ржут. Смыли с меня огурцы и фекалии. Давитесь скоморохи соплями, я выходу. Фекальные гектары прихватил мороз. Слой льда смешался с пылью, цементом, превратился в долговременный раствор. Ещё долгое время продолжалась борьба с остатками фекального набега по всем углам берега.

За плавмастерскими и парадным пирсом в ДВНЦ легендарная АСПТР – контора водолазов пароходства со времён Бянкина и раньше. Остатки союзного ЭПРОНа с отголосками сороковых. Старики в фесках прожили по пятьдесят лет. Горы хлама. Хлам побелен, сгнил, но числится. Отсыпку в бухту там такую сварганили,что на ту сторону в Дальзавод можно было перешагнуть. Остановили пакостников пакостники, но содеяного не вернуть. Спрятали под отсыпку то, что на самом деле украли, пойди, проверь. Сейчас правда проверить можно, но уже не нужно. На какие шиши новые фирмы и дворцы выбуханы? Миллионеры по доллару откуда так быстро выплыли? Из – под отсыпки. Берег ещё не осел, а хламу откуда-то горы и моря натащили. Сверху поставили балайнеры и заборы.

Вот так по Золотому Рогу убивая в воде живое, и не закапывая мёртвое, ползёт остаток СССР – новая РФ в старом исполнении – вор, алкаш, бандит, вор. Один вор просто несун мелкий от голода и без заработка, а второй вор при деньгах и благополучии.  Все приёмы без изменений. Только сейчас кур из Михайловки заменили окорочка из Америки. Выгодно, наверное, если везут столько и издалека.

 

Владивосток-Золотой Рог

 

 

 

ООО ПТФ "Корпус", генеральный спонсор проекта
© 2009 "Владивостоку 150 лет"
Дальний Восток: Владивосток, Хабаровск, Сахалин, Камчатка, Магадан, Благовещенск, Якутия.