Добро пожаловать на сайт, посвященный 150 летию города Владивостока,
                                                                                               его истории, людям, событиям

Буяков А.М. Русские в Америке и Новой Зеландии

6 февраля 2013 года в библиотеке имени Максима Горького в рамках клуба друзей Лариссы Андерсен прошла встреча с действительным членом Русского географического общества Алексеем Михайловичем Буяковым. Тема встречи "Русская иммиграция в Америке, Новой Зеландии: поиски и находки."

Предлагаем вам стенограмму выступления с фотоматериалами

"О чем я хотел бы рассказать в первую очередь. Как всегда, когда ты бываешь в новых местах, интересует архитектура, как обычно скульптура и история той страны, где бываешь. Как принято в последнее время в моей семье мы бываем в архивах, библиотеках и на кладбищах. Именно в этих местах можно подчеркнуть ту информацию, которая интересует меня. Это прежде всего биографические данные о людях, которые волею судьбы оказались за пределами своей Родины и нашли свой последний приют в других странах.

В октябре прошлого года я поехал на три недели в калифорнию и на Гавайи. В Калифорнию я поехал целенаправленно, хотел посмотреть Гуверовский архив в Стенфордском университете. И познакомиться с теми документами, которые были выявлены и описаны в музее русской культуры Сан-Франциско. Большую помощь и содействие мне в этой работе оказал мой друг и товарищ Ив Франкин, правнук нашего городского главы Виктора Ананьевича Паннова. Именно благодаря его деятельности я познакомился с теми документами, с которыми ещё отечественные и зарубежные исследователи не знакомились.

Прежде всего речь идет о фонде Лукашкина, исследователя, который длительное время жил в Харбине, был членом общества изучения Манчжурского края, архив он свой благополучно вывез, а не бросил, когда войска революционного Китая освобождали от Чанкайшистов Китай, весь архив перевез в США. Этот архив после длительного домашнего хранения попал в музей, и вот сейчас идет описание архива, и как выяснилось, его родственники отдали не все, ещё большая часть фотографий оказалась у них дома, сейчас готовятся передавать их в музей. Между родственниками идет межевание, отдать или оставить. В этом архиве уникальные документы, связанные с гражданской войной на Дальнем востоке, и документы связанные с историей российской иммиграции в Харбине и в Шанхае. Еще раз подчеркну – очень много уникальных фотографий. 

Регистрационная карточка, которую заполняли выезжающие из Шанхая в Шанхайской муниципальной полиции. Здесь стандартная анкета. Афанасьев Георгий Константинович. Идет дата рождения, место рождения, дальше написано – Артист. С ним следует жена Екатерина Мефодиевна. Дальше стоят штампы выездов его из Шанхая. Подобные карточки были захвачены американцами в Шанхае, перефотографированы и хранились длительное время в центральном разведывательном управлении. Микрофильмы этих карточек были присланы на Гавайи и хранятся сейчас в библиотеке Гамильтона, где с ними можно будет познакомиться. Вот карточка Бориса Апрелева, капитана второго ранга, который служил в Российском императорском флоте, потом служил в штабе у Колчака. Оказался волею судьбы в Харбине, возглавлял некоторое время кружок морских офицеров, потом перебрался в Шанхай, где написал ряд книг по истории морского кадетского корпуса, по традициям морских офицеров и в 1949 году Борис Апрелев выехал на Туве-бао, после оказался в Калифорнии в Сан-Франциско. Этот офицер, этот человек не выдержал переезда, этого перелома в его жизни и в 1951 году застрелился. Памятник ему есть на сербском кладбище в Колмо недалеко от Сан-Франциско.

Уникальное фото, союз казаков в Шанхае. 5 марта 1932 года. Эту фотографию случайно принес человек в музей русской культуры. Из всех изображенных известно что в середине сидит председатель союза полковник Дмитрий Кочнев которой длительное время возглавлял союз казаков в Шанхае, позже выехал в США где похоронен на сербском кладбище. Больше никого опознать на фото не удалось. 

 

 

 

Здесь все гораздо проще. Фотография сделанная в Харбине. Парадный обед членов объединения господ офицеров – питомцев Одесского военного училища. Хочу сказать, что в иммиграции создавались землячества, союзы по принадлежности. Кто-то жил в Оренбурге, создавался Оренбургский союз и так далее. Стоят, может быть вам мало известные, но среди деятелей иммиграции того периода времени, широко известные люди. В частности хочу обратить ваше внимание на одну фигуру. Это председатель бюро Российских иммигрантов в Манчжурии, генерал от кавалерии Кислицын, в центре сидит. Это известная фигура, о нем действительно много литературы выходило и сам он автор нескольких книг, в том числе по истории первой мировой войны и книг по традициям и воспитанию Российской молодежи в иммиграции.

Редкая фотография. Юнкера военного училища имени атамана Колмыкова в Хабаровске. Фотография 1919 года. Часть из них выжила, а часть погибла во время ледового похода февраля 1920 года, когда отряд Колмыкова отступал под напором частей революционной народной армии из Хабаровска в сторону Китая. Очень многие получили обморожения, а многие просто замерзли. 

Это фотография съезд представителей Русской иммиграции под руководством Корвата, август 1930 года. В центре сам Корват и наиболее яркие значимые представители русской иммиграции.
Под цифрой 3 – Пурин, правитель дел Камчатки. Под его руководством проходили все Камчатские празднования в Шанхае.
Номер 6 – генерал Ефим Сычов – руководитель союза казаков восточной Азии. Сычов – последний атаман Амурского казачьего войска.
Номер 8. Дядя Лариссы Андерсен, Евгений Михайлович Адерсон, фамилия Лариссы настоящая именно Адерсон. Он видный деятель иммиграции, член приамурского земского собора в конце июля -начале августа во Владивостоке.
Номер 10, мужчина с усиками, начальник штаба Сибирской военной флотилии капитан первого ранга Николай Юрьевич Фомин, видный деятель белого движения особенно в Сибири и на Дальнем Востоке, друг контр-адмирала Георгия Старка.
Под номером 11 известный узкому кругу лиц Василий Васильевич Блунский, полковник, выпускник Восточного института, он же помощник военного агента в Китае с резиденцией в Мукдене и Шеньяне, там он возглавлял Русскую гимназию, русский военных союз, как закончил жизнь – неизвестно.
И последний – генерал Вержбицкий, который командовал здесь при Дейтериксе всеми войсками. Эта фотография деятелей иммиграции достаточно редкая и ни в каких изданиях не публиковалась.

Здесь деятели Брема. Оратим внимание только на одного человека, сидящего первым во втором ряду. Это инженер Матковский, начальник третьего отдела бюро Российских иммигрантов в Манчжурии. Его отец, генерал Матковский погиб под Омском, он был командующим Омского военного округа во время Гражданской войны. Судьба Матковского интересна тем, что он был очень деятельным студентом, потом русского фашистского союза, потом всероссийской фашистской партии, в 1936 году от партии ушел. Активно боролся с японцами, несмотря на то что он был начальником третьего отдела, задача которого – сбор, регистрация, разведка и контрразведка среди иммиграции. Его показания легли в основу дела против атамана семенова, а потом над другими деятелями российской иммиграции в Китае. Еще пару слов о нем. Он находился во внутренней тюрьме МГБ СССР по Хабаровскому краю с 1945 по 1955 год. В Омском архиве ФСБ хранятся очень толстые дела томов его показаний по различным вопросам. Иммигрантская пресса, видные деятели иммиграции, фашисты – отдельный том. Человек феноменальной памяти, целеустремленный. Закончил жизнь в Советской гавани, могила известна. 

Это группа членов союза мушкетеров его императорского высочества Никиты. В Харбине. Фотография уникальная. Это костяк союза мушкетеров, который собрался на очередную годовщину в 1935 году. Возраст участников совершенно разный, хотя начинали все молодыми людьми, которые начитавшись книг про мушкетеров, решили посвятить свою жизнь борьбе, но борьбе против комсомольцев, которые тоже были в Харбине. 

Хайлар. Офицеры и рядовые особого маньчжурского отряда. Фотография 1923 года. Гражданская войн только отгремела, решили собраться и сфотографироваться на память. Ни кто здесь не известен. 

 

Тоже Хайлар, 1932 год. Офицеры особого маньчжурского отряда. У некоторых нашивка ОМО – Особый маньчжурский отряд. Из этих людей известно 4 человека, по крайней мере весь офицерский состав – первый ряд. 

 

 

Полковник белой армии, семеновец Николай Матвеевич Губанов.  На груди у него орден первой степени возрождения Азии, овал с национальным флагом и меч, очень редкая награда центрального антикоммунистического комитета в Тяньзине. Вы знаете, что этот комитет решал судьбы иммигрантов Пекина, Колгана, Циндао. Географически все, что не входило в Манчжурию, центральный Китай. Этот редкий орден вживую ни кто не видел, но сейчас есть изображение на груди у полковника. Он был секретарем антикоммунистического комитета. Председателем был есаул Евлампий Пастухин. Губанов закончил Иркутское военное училище, служил в одном из восточносибирских стрелковых полков, ушел на фронт первой мировой войны, был неоднократно ранен, контужен. В декабре 1917 года в эшелоне прибыл в Читу, услышал про особый отряд атамана Семенова, приехал на станцию Манчжурия и одним из первых вступил в этот отряд. Помимо того ордена он был удостоен ордена святого Георгия образца особого маньчжурского отряда 4 степени. Когда мы разговаривали с его внуком – Георгием, тот рассказал, что его дед дорожил этим орденом, но когда жизнь заставила, он этот орден продал. После службы у атамана Семенова, он служил в частях Дальневосточной армии, дослужился до чина полковника. Здесь, датированный 3 сентября 1923 года, сертификат, выписанный правлением союза служивших в Российской армии и флоте о том что «настоящий является полковником Николаем Губановым, офицером императорской русской армии, участником великой войны», также написано, что он принимал участие в борьбе с большевиками. Это один из уникальных документов. Почему уникальных?! Потому что на бланке правления я документов таких не встречал, тем более с печатью. Этот союз просуществовал недолго, он позже был преобразован.

В книге Жиганова о полковнике Губанове краткая статья. Тем более он один из основателей клуба маньчжурцев, приверженец атамана Семенова и основатель союза бывших военнослужащих особого маньчжурского отряда.

Вот, обращаю ваше внимание на нашивку. Нашивку концентрационного лагеря, который организовали Японцы для российских иммигрантов под Харбином. В 1944 году мать Георгия попала в этот лагерь. Вот такие нашивки, там ещё иероглиф был, выдавали каждому русскому или русской, которые содержались в этом лагере. Мать хранила ее как зеницу ока. 3 барак, 172 место.

Следующая статья: Русские в Австралии
Разработка сайта — Pobeda-ru