Добро пожаловать на сайт, посвященный 150 летию города Владивостока,
                                                                                               его истории, людям, событиям

Китайцы

   "Жители здешних мест, выходцы из Китая, называют себя манза. Они неприхотливы, постоянная их пища - вареное просо (чумиза) с какою-либо соленою приправою. Мясо они едят очень мало и какое попадется: соболя, енота, дохлых коров или быков (живых не едят по бедности). Некоторые запасаются рыбой, но не свежею, даже иногда с запахом; такую они предпочитают.
Китайцы очень мало бьют зверей из ружья: более их ловят ямами и ловушками... Ружья у них длинные и старые, с полками, на которые насыпают порох, а вместо кремня в замок втавляется фитиль. В ружье кладут от трех до пяти свинцовых или чугунных пуль величиной с горошину."
Евгений Степанович Бурачек, 1861 год, "Морской сборник".

 

"Хотя китайцам и разрешено селиться где угодно, они предпочитают жить общиной. Им не хочется смешиваться с европейцами из боязни растерять свои дурные привычки и приобрести чужие благопристойные. Чем плотнее китайцы живут, тем более комфортно они себя чувствуют. В их домах редко бывает более одной комнаты, а потолку и полу не придается ни какого значения. Даже самые богатые китайцы считают стеклянные окна ненужной роскошью. Все спят вповалку на длинных низких топчанах, сделанных из камня, внутри которых проделаны сквозные отверстия в виде трубы для подачи теплого дыма из кухонной печи. Печь не превышает размера, рассчитанного на 1-2 глиняных горшка, и имеет решетку."
"Карл Шульц. Письмо родственникам в Финляндию. 1878 год."

 

     Одной из основных этнических групп на российском Дальнем Востоке с середины XIX в. были выходцы из Маньчжурии и Китая. Маньчжуро-китайская колонизация бывшего Уссурийского края началась еще до прихода русских. К началу 30-х гг. XIX в. имелось несколько маньчжурских поселений, жители которых занимались морским промыслом на побережье залива Петра Великого. 
     В правовом отношении китайское население, находившееся во второй половине XIX в. на русском Дальнем Востоке можно разделить на две категории. К первой относились подданные Китая, жившие оседло в Амурской и Приморской областях до заключения Айгуньского (1858 г.) и Пекинского (1860 г.) договоров между Россией и Китаем. По условиям этих договоров они получили право остаться в местах проживания и заниматься традиционными промыслами. Им выдавалось бессрочные билеты с указанием места постоянного жительства. Эти китайцы, хотя и состояли в китайском подданстве, должны были подчиняться российским законам и распоряжениям русской администрации. 
      Вторую категорию китайского населения после присоединения края к России составляли подданные Цинского государства, приходившие на заработки. 
     Потребности быстро развивавшегося русского края в наемном труде способствовали притоку иммигрантов из Маньчжурии и Китая. Начиная с 1893 г. их численность увеличивалась ежегодно в среднем на 10-11 тыс. человек. В отличие от корейской, миграция из Китая была в основном временной. Основу миграционного потока составляли так называемые отходники, прибывавшие в край на заработки. Мужчины составляли среди них 98%. Большинство из них к зиме возвращались на родину, некоторые оставались на 2-3 года. Постоянно в крае находилось до 80-90 тыс. китайцев. Многие китайцы проникали в край нелегально. 
    Профессиональный состав китайских иммигрантов был неоднороден. Большинство не имели квалификации и могли использоваться лишь в качестве чернорабочих, прислуги, затем шли мелкие торговцы, кустари-одиночки, огородники, охотники, искатели женьшеня; многие занимались рыболовством, добычей трепангов, крабов, моллюсков. Одной из самых многочисленных групп китайцев в Приморье были рабочие. К 1910 г. китайские рабочие уже составляли почти половину всех рабочих, занятых в разных отраслях в крае. Основная масса китайских рабочих (до 80%) была занята на строительных работах, а также в золотодобыче. 
    Китайская торговля начала развиваться в Приморье в 70-х гг. прошлого столетия. В конце XIX в. торговля в крае находилась в руках китайских коммерсантов. И в дальнейшем численное преобладание китайцев в торговле продолжало сохраняться, постоянно являясь серьезным конкурентом русских. Посредством торговли в кредит китайские коммерсанты держали в своих руках все промыслы в крае. На них работали тысячи искателей женьшеня, охотников, золотоискателей, рыболовов и капустоловов. Почти все добытое растительное и животное сырье, а также морепродукты отправлялись в Китай. 
    Одним из наиболее распространенных и прибыльных видов промысла в Уссурийском крае являлась добыча женьшеня. В начале ХХ в. поиском женьшеня здесь занимались не менее 30 тыс. китайцев. Среди морских промыслов был особенно развит лов морской капусты, добывать которую русские научились у китайцев. 
    Многие китайцы занимались огородничеством. Сбывая урожай русскому населению, китайцы помогали решать проблему снабжения овощами городов и поселков края. Для выращивания зерновых культур китайцы арендовали землю у казаков и местных крестьян. 
    Китайцы на русском Дальнем Востоке вплоть до ХХ столетия жили по свои законам, не подчиняясь русской администрации. Весь Уссурийский край для удобства управления они разделили на округа, во главе которых стояли китайцы. В 1883 г. был принят закон о подсудности китайцев русским судам. С 1885 г. был введен порядок выдачи китайцам русских билетов на жительство в пределах Приморской области. В это же время была усилена охрана государственной границы. 
    В 1897 г. на русском Дальнем Востоке было запрещено китайское самоуправление как несовместимое с суверенитетом Российского государства. В 1906 г. были разрешены существование и деятельность в крае китайских торговых обществ. Эти организации сосредоточили в своих руках административную и политическую власть над китайской общиной в Приморье. 
    Китайцы, живя своей общиной, по существу были изолированы от русского населения и властей. В большинстве своем они были неграмотны и к тому же не знали русского языка. Характерной особенностью внутренней жизни китайской общины было создание легальных и тайных обществ и союзов. Китайские иммигранты (87%) оседали в городах, образуя специфические китайские кварталы. В дореволюционное время китайский квартал Владивостока, насчитывающий в иные годы до 50 тыс. китайцев, в большинстве своем нелегалов, носил название Миллионка. Отсутствие в китайских кварталах детей странно поражало прохожих. Поскольку китайцы приходили на российскую территорию на заработки и жили здесь временно, почти все они были бессемейные. Некоторые из них, задерживаясь в крае на продолжительное время, женились на местных женщинах: кореянках, орочонках, нанайках. Позднее китайцы стали жениться на русских женщинах, но такие браки не регистрировались местными властями и основывались лишь на обоюдном согласии супругов. Большинство живших в Приморье китайцев имели свои семьи на родине. Поэтому, когда наступало время, китаец оставлял новую семью и возвращался в Китай к прежней семье. 
    Учитывая любовь китайцев к зрелищам и развлечениям, в каждом крупном населенном пункте Приморья существовали китайские театры, клубы, различные увеселительные заведения. На сценах театров и клубов шли китайские пьесы, показывались цирковые номера.
    Преступления, совершаемые этническими китайцами, использующими в качестве «малины» несколько кварталов города под названием Миллионка, где располагались воровские притоны, опиекурильни, дома терпимости, различного рода забегаловки и даже бани специально для выходцев из Поднебесной, доставляли сотрудникам уголовного розыска и полиции в целом, огромную головную боль. Мало того, что криминальный Китай прочно укрепился прямо в самом центре Владивостока, он регулярно получал в свои ряды новых адептов, в лице хунхузов, практически свободно мигрировавших из Поднебесной в Приморье. Путешественник Пржевальский писал о хунхузах: «В буквальном переводе это слово означает красная борода. Это люди, по большей части различные преступники, бежавшие из Китая, чуждые всяких семейных связей, живущие сегодня здесь, а завтра там, конечно, всегда были и будут готовы на предприятия, хотя и опасные, но в случае успеха обещавшие скорое и легкое обогащение».
Сама же Миллионка представляла собой сонм тесно стоявших между собой строений, в основном принадлежавшим китайцам, где имелось множество ходов-выходов, целые лабиринты, в том числе и тайных проходов, что и привлекало сюда преступников и нелегальных иммигрантов, массово скрывавшихся там, а грабежи и убийства были на Миллионке обычным делом. О том, как прочно вросла криминальная Миллионка в жизнь Владивостока, говорит и то, что она просуществовала до 1936 года, благополучно пережив царскую власть, власть Дальневосточной республики, различные правительства, как их еще иногда называют «белые» и более десяти лет уже продержавшаяся при Советской власти.
Работа уголовного сыска в таких условиях, когда по центральным улицам города разгуливают преступники не только из России, а еще и из соседних стран, в первую очередь Китая, которые занимались кроме краж, грабежей, разбоев еще и контрабандой, в том числе и наркотиков, была явно не проста, а наличие в полицейском управлении переводчиков с различных языков, скорее успокаивало сыщиков, чем помогало им. Нужно добавить и про национальную составляющую, когда добропорядочные китайские граждане отказывались вступать в контакт с розыскниками, даже если их ограбили или обворовали их собственные земляки.
Борьба с «криминальным интернационалом» силами местной полиции не давала нужных результатов. И летом 1907 года, не выдержав регулярных налетов и наглости хунхузов добропорядочные китайцы и корейцы Куперовской пади. – сейчас это район «Дальпресса» и начала улицы Комсомольской, - обратились к самому генерал-губернатору с прошением о даче разрешения на создание во Владивостоке китайского сыскного отделения. Они писали, что готовы на то, что полиция, которую они, кроме всего прочего, обещали регулярно финансировать, непосредственно подчинялась бы русскому полицмейстеру, как отдельное подразделение. Согласие было получено, а руководству полиции было дано задание «подыскать честных и опытных китайских сыщиков». 
Массовая миграция китайцев в российский край началась в 90-е годы XIX в. Пик пребывания китайцев в Приморье приходится на 1905-1910 гг. Увеличение притока китайцев было обусловлено разными причинами, непосредственно связанными с ходом социально-экономического и политического развития России и Китая. России необходимо было укрепиться на дальневосточных окраинах, заселить их и освоить. Привлечение и широкое использование дешевого труда китайцев сыграло значительную роль в создании хозяйственной базы России на востоке страны, позволило завершить строительство Транссибирской магистрали. 
     По мере заселения края россиянами пришлось принимать меры по вытеснению рабочих-азиатов с дальневосточного рынка труда. Указом от 1910 г. запрещалось использовать их труд на государственных предприятиях. И все же удельный вес китайских и корейских рабочих в Приморье оставался весьма высоким вплоть до 20-х гг. 
      Свидетелями бурных событий Октябрьской революции и гражданской войны в Сибири и на Дальнем Востоке стали около 400 тыс. китайских граждан. Большинство из них постаралось вернуться на родину. Тысячи оставшихся вступали в Красную армию и партизанские отряды, в большинстве своем, не по политическим убеждениям, а по житейской необходимости. 
В 20-е годы в крае проводилась политика замены иностранной рабочей силы. Численность выходцев из Китая постепенно сокращалась. К 1937 г. в Приморье оставалось около 10 тыс. китайцев. Именно они подверглись депортации на родину. В 1938 г. китайская община прекратила свое существование на территории советского Приморья. 
    В настоящее время восстановлены прерванные на несколько лет десятилетий добрососедские отношения между Россией и Китаем. Развиваются экономические и культурные связи между Приморьем и Северо-Восточным Китаем. Как и в прошлом китайские граждане приезжают к нам в край на временную работу. Они трудятся на полях, участвуют в строительстве жилья, гостиниц, магазинов и разных учреждений, занимаются торговлей. Немало создано в крае совместных российско-китайских предприятий. В июне 1998 г. в Находке состоялось официальное открытие «китайской улицы», выстроенной китайской компанией «Сиюань-юань» (Гонконг). Сооружение выстроено в виде фрагмента Великой Китайской стены и протянулось почти на один километр в длину параллельно главной магистрали Находки. Здесь в небольших магазинчиках разместились сотни китайских фирм. Следующей «Чайна-таун» компания предполагает построить в Москве, о чем подписано соглашение с мэром Москвы. 

Источники:
http://www.fegi.ru/primorye/history/asia.htm
информационно-аналитическое издание "Служу отечеству"

 

Разработка сайта — Pobeda-ru